Как роботы наносят ущерб человеку

Рубрики: Технологии

Машины лишают людей работы, а начальство приходит в восторг от новых сотрудников. Железяки не просят прибавки, не уходят на больничный и не срываются в незапланированный отпуск. Они почти не ошибаются и могут заменить миллионы человек. Вы уже забрали трудовую?

Нулевой Закон Айзека Азимова гласит: робот не может своими действиями или, наоборот, бездействием навредить человечеству. Но вот какой парадокс: ущерб нам с вами машины наносят одним лишь фактом своего существования. Если на несколько секунд затаить дыхание, можно услышать, как издалека доносится нечто тревожное. Чу! Да это же роботизация делает наше будущее всё туманнее и туманнее.

Я твой слуга, я твой работник

Согласно прогнозу Boston Consulting Group, через восемь лет объём рынка роботизации составит $87 миллиардов — это в два раза больше, чем вся выручка от мирового кинопроката в 2017 году. В России, по оценкам РАНХиГС, автоматизация может вытеснить 49% трудоспособного населения — то есть каждого второго труженика. В группе риска: водители, продавцы, учителя и даже экономисты.
Как роботы лишат вас работы

Однажды роботы вызвались помочь с рутинными обязанностями. Они начали выполнять функции подсобных рабочих, уборщиков, водителей и продавцов. А затем официантов, операторов установок и колл-центров.

    Катастрофа не просто стучится в дверь — она давно вошла в дом и уже мастерит взрывчатку, чтобы подорвать привычный мир.

Знакомство «Сбербанка» с ИИ уже привело к сокращению 70% менеджеров среднего звена. Часть из них прошла переобучение и продолжила трудиться в банке, но остальным повезло меньше. В 2019 году из-за автоматизации ЦБ РФ готов расстаться с шестью тысячами персонала. В «Ростелекоме» и «МТС» трудится робот-рекрутер Вера, а у «Мегафона» есть виртуальный ассистент Елена. «Билайн» вот-вот заменит 101 бухгалтера роботом по кличке Robee. По скромным подсчётам, он сэкономит компании около 36 млн рублей. Голосовой помощник «Альфа-Банка» сбережёт под 100 млн рублей. Андрей Спиридонов, основатель и гендиректор Airpix Robotics, объяснил 4PDA, почему под прицел попали вышеупомянутые профессии:

    Роботизация и автоматизация производств вытесняет с предприятий неквалифицированных работников, так называемых «людей с низкой социальной ответственностью». Это самый сложный персонал — среди них самая высокая текучка кадров, это самый нестабильный круг работников — они могут не выйти на работу без причины, испортить оборудование и тому подобное. Например, руководитель одного из российских заводов рассказывал нам о своей проблеме: рабочие специально бросали металлический шарик в механизмы машины, чтобы она ломалась, и так отменяли ночную смену. Механик приходил только утром, чтобы отремонтировать оборудование. — Андрей Спиридонов основатель и генеральный директор «Aripix Robotics».

Но искусственный интеллект вытесняет не только менеджеров и операторов — достаётся и заводскому люду. Расскажи вы хоть самый смешной в мире анекдот складским работникам Amazon — не дождётесь и вежливой улыбки. Во-первых, дел невпроворот, а во-вторых, смеяться-то особо и некому. В 2017 году кадровики Джеффа Безоса укомплектовали штат более 100 тыс. роботов. Тысячи разнокалиберных машин суетятся в огромных «ангарах» Alibaba. Пожинают плоды автоматизации и управляющие складами китайского завода Foxconn — «за свет» они платят сущие гроши. Спасибо громозекам, которые даже в кромешной темноте справляются со своими обязанностями лучше людей.

Смышлёные железки продвигаются и вглубь цехов: в 2017 году промышленных роботов в мире продали на 30% больше, чем в 2016-м. Они повсюду: бесстрашные C-3PO собирают боеприпасы и даже готовы поработать спасателями или сапёрами.

    Думаете, что вы со своей медицинской профессией «в домике»? Это не так, в зоне риска все.

Взявшись за простенькие задачки, умные машины метят всё выше. В прошлом году китайский рободантист практически в одиночку вставил два протеза живому пациенту. В школах и детских садах теперь трудятся роботы-учителя, а зачитывать новости на ТВ торопятся цифровые ведущие. Выходит, незаменимых нет, а перспектива внезапно оказаться на улице — лишь вопрос времени?

Из пепла ядерного огня

Сейчас соотношение рабочих часов между людьми и машинами составляет 71% против 29. Однако к 2025 году картина изменится — 48 против 52%, такие ставки. Эксперты уверены: настоящая волна автоматизации захлестнёт Россию уже после 2022 года. А в мире, по прикидкам McKinsey, к 2030-му от 400 до 800 млн человек будут вынуждены искать новые места. Уже сегодня руководители всерьёз обдумывают, какое бы ещё направление поручить кремниевым мозгам. Рассказывает Никита Мохов, начальник отдела развития систем поддержки бизнеса в СИБУР:

    Мы выделили более 20 направлений в компании, которые можно роботизировать. В первую очередь решили изменить процессы договорного документооборота и подготовки отчётности. Используем роботов в опытно-промышленной эксплуатации и постоянно ищем новые направления для роботизации. — Никита Мохов начальник отдела развития систем поддержки бизнеса, СИБУР ИТ

Кусачий ценник — одна из главных причин, почему машины ещё не заняли ваше офисное кресло. Однако футуролог Мартин Форд в своей книге предсказал, что ИИ-помощники вскоре обязательно подешевеют. И вот тогда, дамы и господа, держитесь за шапки: железяки приступят к выполнению всех мыслимых задач в коммерческой, промышленной и бытовой сферах. Однако в РФ с закупкой отечественных роботов пока непросто. Рассказывает Дарья Рудник, директор по персоналу компании «АТОЛ»:

    Средняя плотность роботизации в мире оценивается в 75–85 роботов на 10 000 человек. Но, по данным Национальной Ассоциации участников рынка робототехники, в России их менее 5 на 10 000 человек. Причём большинство промышленных моделей мы закупаем пока за рубежом. И хотя производство таких устройств в нашей стране растёт, запрос рынка на них пока ещё очень мал. Отечественным промышленным предприятиям они обходятся сегодня дороже, чем рабочие. Покупать готовых роботов за границей вынуждает также высокая стоимость их разработки. — Дарья Рудник директор по персоналу компании «АТОЛ».
Но роботы дешевеют — это общий тренд. Когда-нибудь и наша страна будет поставлять всяких РосГосРобов. Что тогда? Пройдёмся по худшему из сценариев: на дворе недалёкое прогрессивное будущее, и в нём вы жертва массовых сокращений. В одной с вами лодке миллионы таких же несчастных — технологическая безработица, будь она проклята. Внимание, вопрос: что этой дружной компании делать дальше?

По заветам Ильича

Для начала не нужно строить больших планов на пособие по безработице — слишком уж много желающих. Да и максимальная на сегодня сумма социальной выплаты в России составляет 4 900 руб. Надеяться на введение безусловного базового дохода — регулярных выплат всем и каждому — тоже особо не стоит.

    Что остаётся? Учиться, учиться и учиться. Но кто за это будет платить?

Скорее всего, вы сами. В РФ предприятия тратят на обучение персонала 0,3% от фонда оплаты труда — этот показатель в разы ниже, чем в европейских странах. Да, большинство наших работодателей готово покрыть две трети затрат на обучение — но лишь на повышение квалификации. А вот овладеть новой профессией за свои кровные готовы не больше 52% обучаемых.

    Получить второе высшее образование недостаточно для того, чтобы рекрутеры и работодатели стали воспринимать тебя всерьёз. Придётся пройти достаточно непростой путь, вернувшись на этап «новичка», но в будущем эти инвестиции безусловно окупятся. Необходимо владеть цифровыми компетенциями и основами кибербезопасности. Отмечу, что сейчас специалистам с hard skills, то есть с узкоспециальными профессиональными навыками, следует повышать квалификацию не реже, чем раз в три года. — Наталья Донская HR-директор «Академии АйТи».
Предполагается, что переученных уже не выгонят на мороз, им просто поручат новые задачи. Но что, если после переподготовки знаний всё равно недостаточно? В конце концов, за технологиями можно просто не поспеть. Эту ситуацию комментировал Дмитрий Песков, представитель президента РФ:

    Первые отрасли экономики в мире, которые высвобождают большое количество рабочих мест после 50 лет, — это банки, телекомы, сервисы, государственные услуги. То есть там, где можно добиться роста производительности труда за счёт смены алгоритма. В части этих отраслей эта смена носит катастрофический характер для персонала, её невозможно решить, переобучив сотрудников компании. — Дмитрий Песков, представитель президента РФ

Видимо, государство попытается уладить вопрос с трудоустройством, внедряя новые рабочие места. Помочь с финансами на переподготовку может и «специальный налог на роботов» — с этой инициативой уже выступал Билл Гейтс. Наконец, подсобит со свежими вакансиями сама автоматизация: почему бы, например, бывшему инженеру не управлять системой умных светофоров?

Ни души

Но дополнительные рабочие места не решают проблему. Любой технологический прогресс неизбежно ведёт к бунтарским настроениям в обществе. В начале XIX века по Англии прокатилась громкая волна протестов. Всё из-за нового ткацкого оборудования, которое оставило тысячи людей без куска хлеба.
Обозлённые луддиты — так назвали зачинщиков — громили фабрики и ломали станки. В 1812-м, когда нервы парламента сдали, уничтожение машин объявили преступлением. Вчерашним ткачам и прядильщикам за индустриальный саботаж грозила смертная казнь. Так британцы придушили технофобские настроения, но ведь история, как известно, циклична. Стоит ли нам сегодня готовиться к забастовкам и беспорядкам? Этот вопрос 4PDA адресовал Никите Савину, старшему преподавателю департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ.

    Мы уже наблюдаем некоторое эхо подобных процессов в виде сопротивления рабочих, опасающихся за свои места, роботизации предприятий и вызываемых ею социальных последствий (последние выборы в США тому пример). Тем не менее я бы не стал проводить прямую аналогию — каждое социальное движение имеет свои особенности и укоренено в специфическом контексте. Применительно к сегодняшнему дню, на мой взгляд, уместнее говорить об усилении социального неравенства в сфере знаний и образования. — Никита Савин старший преподаватель департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ.

Футурологи и фантасты продолжают размышлять над тем, что ждёт нас впереди. И первые, и вторые в предсказаниях нередко откровенно мажут, но иногда бьют точно в цель.

    Рэй Курцвейл, технический директор Google, считает, что текущую работу мы непременно потеряем. Но печалиться не стоит — подоспеют свежие вакансии.
Какие именно — пока неясно, но что-то точно придумают. Только что это будет за жизнь бок о бок с машинами? Фантасты рисуют мрачные картины будущего.

    Книги писателей — скорее творческая социально-политическая рефлексия на предмет сегодняшнего дня, а не предсказание будущего. Это больше нам говорит о проблемах сегодняшнего дня, а не будущего. Мы всё ещё не передвигаемся на аэробордах, хотя фильм «Назад в будущее» обещал нам это уже к 2015 году. Каким будет будущее, мы не знаем. Но в настоящем можем видеть растущее социальное напряжение между теми, кто вписывается в новую экономику, и теми, кто оказывается на периферии. — Никита Савин старший преподаватель департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ.

На наш век хватит?

Есть и хорошие новости: в ближайшее время жестянки полностью нас не вытеснят. Эксперты расходятся в предсказании даты всеобщей роботизации. И признают — в глобальном смысле человечеству безработица не грозит.

    Стопроцентная роботизация — это очень долгий процесс. К тому времени, когда она произойдёт, сегодняшние рабочие выйдут на пенсию, а новые — уже не придут. Молодежь даже сейчас не особо хочет идти на заводы, и её естественным образом должны заменить роботы. — Дарья Рудник директор по персоналу компании «АТОЛ».

    Массовая роботизация и переживания вокруг этого процесса — тема на самом деле далеко не новая. Но, судя по итогам последних конференций и форумов, ухо востро держать всё же надо. Сегодня нас забавляют трюки подопечных Boston Dynamics и смешат ответы китайского андроида Софии. А завтра они выдадут нам увольнительную и отправят жить на пособие.